...невозможно. Сегодня официально отдаю себе отчет в том, что сижу на работе, нифига не делая, и жду хотя бы 4 часов, чтобы можно было отсюда свалить. Потому что делать толком нечего. В понедельник, возможно, товарищ оптик сподвигнется ответить на мои вопросы (правда, я разговариваю с ним на английском, он понимает 50%, он разговаривает со мной на итальянском, я понимаю тоже около того, итого максимальный процент информации, которая передается в обе стороны <=0.5*0.5 = 0.25). Тогда я может быть досчитаю результаты и допишу статью, которая будет лежать на сайте препринтов ИНФН, и почти совсем невозможно, что вставлю эту инфу в диплом. А пока тупо листаю скаченные зачем-то статейки про нейтрино, бороздящие просторы Большого театра Вселенной.
А еще тут совсем не по-итальянски холодно. Сижу в куртке и замерзаю. А виной тому дыра в потолке, ведущая в вентиляцию. Правда, на улице не сильно лучше эти дни. Обидно сознавать, что в Москве сейчас офигенно теплая и красивая золотая осень с бабьим летом впридачу. Жаль, что когда я вернусь, она уже закончится..

Однако все вышесказанное - просто минутная слабость. Потому что здесь замечательно. Еще вчера я чувствовала себя как никогда счастливой. Когда я в спешке покупала костюм для фесты, которая должна была быть сегодня в общаге,но отменилась, бегая под дождем с промокшими ногами и размокшим бумажным пакетом с сумасшедшими покупками. Вот теперь думаю, куда девать роскошную черную шляпу с широченными полями. Когда праздновали др техника из лаборатории прям в рабочее время, ведя бредовые разговоры на самом нижнем этаже института в заводском цеху. Когда шастали все под тем же дождем в темноте по экзотичнейшим узким проулкам, вмещающим всю Азию, Ближний Восток и Африку вместе взятые, в поисках последних штрихов для костюма, а потом отогревались на кухне глинтвейном.
В предвкушении, что скоро будет совсем другая жизнь, которая еще лучше и интереснее этой.
Наверное, мне просто нужно постараться не забывать об этом ни на секунду.